События радиостанции: всё-всё-всё о мероприятиях и специальных проектах «Радио Сибирь», интересной жизни после рабочих часов, о новых и старых добрых сотрудниках и всё в том же духе... Заглядывайте почаще!

Олег Скрипка - фронтмен группы "Вопли Видоплясова"

6 ноября 2014, 08:49

Этим утром в гостях у "Бутерброда" был Олег Скрипка, фронтмен группы "Вопли Видоплясова". За час эфира мы успели обсудить свежие новости, поговорить о истории группы ВВ, о дебюте Олега в кино, а так же спели! Кстати, аранжировка песни была придумана Олегом Скрипкой прямо "на месте", во время эфира!

Марина Максимова: Здесь, на волне радио «Сибирь» я, Марина Максимова, и событие года! Как мне сказали сейчас, Томск уже давно ждет группу «Вопли Видоплясова». И у нас в гостях сегодня украинский музыкант и общественный деятель, актер, вокалист, автор песен, лидер группы «Вопли Видоплясова» Олег Скрипка! Здравствуйте!

Олег Скрипка: Здравствуйте, Марина, здравствуйте, томчане! Томчане — правильно?

ММ: Томичи. Томчане — распространенная ошибка. Добро пожаловать в Томск! Первый раз здесь?

ОС: Первый раз, поэтому я ошибся, больше ошибаться не буду.

ММ: Первый вопрос у меня возник, когда я читала, смотрела, слушала: 24 или 25 лет группе?

ОС: Получилось так, что мы собрались с ребятами в 86-ом году, и у нас был творческий период, когда мы на кухне играли песни, записывали магнитальбомы, а начали выступать в 87-ом году. Официально мы для себя обозначили 87-ой год, а потом просочилась информация, что мы раньше собрались, мы уже жили во Франции и когда вернулись, на Украине нам устроили концерт. Нам было десять или 15 лет, если отсчитывать от 86-го года. И так получилось, что не мы, а нам предлагали делать концерты юбилейные, отсчитывая от 86-го года. И вот, как я вспоминаю, мы собрались, это был взрыв Чернобыля...

ММ: Серьезное событие, сложно забыть...

ОС: Да. А мы с ребятами были в общежитии киевского политехнического института, как раз неделя после взрыва в Чернобыле прошла, когда мы встретились и основали группу. И, в принципе, ее создание совпадает со взрывом на Чернобыле. И мы исторически празднуем два года наш день рождения, и у нас тур начинается в этом году и заканчивается в следующем, что удобно, потому что туры всегда растягиваются по времени.

ММ: В принципе, да. А есть ли какая-то определенная дата? Понятно, что 86-87-ой? Допустим, 21 октября, нет?

ОС: Нет, вот мы 1 мая 86 года встретились, а первый концерт мы сыграли в ноябре 87-го года.

ММ: Вот сегодня вы спустились с трапа, посмотрели на город, и для меня всегда был важен вопрОС: есть контакт или нет контакта с городом на эмоциональном уровне?

ОС: Есть контакт, неожиданный. Я себе как-то рисовал образ города. Тем более, мы уже проехали два города — Омск и Новосибирск. Я не с трапа самолета сошел, а из машины вышел. Я представлял Томск приблизительно как Новосибирск, но меньше. Оказалось — совершенно другое. Мне он даже напомнил Украину, наши старые города, потому что есть старая архитектура. Я обсолютно не люблю модерн в архитектуре, в дизайне, в одежде и тому подобное. Люблю классику, старинную красоту, барокко. И у вас вот есть остатки барокко, что в России очень редко встречается. У нас на Украине деревянной архитектры очень мало, потому что дерева было мало, и строили, в основном, из камня. Есть в Киеве пара домов деревянных неплохих.

ММ: Искусство хорошо во всех его проявлениях. Вернемся к музыке. Смотрела про вас информацию в Интернете, прочитала, что на момент образования группы не было ни у кого музыкального образования. Это не порочно, но мне, как человеку немузыкальному интересно, как собрались и начали писать музыку? Как это случилось?

ОС: А рок-н-ролл, люди так и собирались — близкие по духу. Просто есть какая-то идея. До того, как я встретил своих коллег будущих, я перебрал много коллективов. Но много людей играют банальную музыку, это неинтересно. А когда ты встречаешь людей искрометных, у которых есть сумасшедшая идея, в хорошем смысле, тогда объединяются умы, и мы создали коллектив. Искра, видимо, вспыхнула, нам очень все легко далось. Первый наш концерт мы сыграли на большом фестивале, «Рок-парад» назывался. Мы первое место заняли и сразу стали популярны, нас увезли в Москву, а из Москвы — в Париж. То есть, все очень быстро произошло.

ММ: А этническую составляющую оставить сразу пришло в голову или в процессе?

ОС: Она возникла позже. Но довольно быстро — в 88-89-ом году мы уже стали играть этнические песни.

ММ: Вы долгое время жили во Франции. То есть, вас туда переманили...

ОС: Ну переманили, и слава богу! Развалился Советский союз, и мы со своим экзальтированным роком были никому не нужны. А там были нужны. По просторам обедневшего края ездили клоны «Ласкового мая» и т.д., под «фанеру» собирали стадионы, и рок-музыка была не нужна. Это творчество дорогое. Оно, вроде, простое, для всех людей, но на самом деле его изготовление дорого стоит. И мы уехали за границу, как раз было падение «железного занавеса», всем было очень интересно на Западе, что тут такое происходит. И вот рок-музыка Советсокого союза была очень интересна европейцам.

ММ: Все-таки это Запад, и у многих стереотип есть, мол, там хорошо, а у нас плохо. Вы говорили, что Франция в этом смысле вам не слишком симпатизирует. Причины?

ОС: Мы всегда начинаем жить с широко раскрытыми глазами и раскрытым сердцем. Я ощущал себя человеком мира, космополитом, я мог петь на любом языке. Я быстро выучил английский, французский. Но сами французы сказали, чтобы мы пели на украинском.

ММ: А как французы это принимали?

ОС: Им нравится современная народная музыка, у них это очень модно, как раз в начале 90-х это все «заваривалось». К нам это пришло на 20 лет позже. Вот мы в эту волну во Франции попали. Как только французы слышат баян, все, у них слезы текут. И несколько советских групп приехало, мы — единственные, кто там прижились, скорее всего, именно из-за этой фольклорной составляющей.

ММ: Поговрим о концерте. У вас сейчас тур, впереди были два города — Новосибирск и Омск. Как там прошли концерты?

ОС: Очень хорошо. В этих городах мы были. В Омске — десять лет назад, в Новосибирске — семь лет назад. Я признаюсь, когда мы в Сибирь заезжали, это был закат рок-н-ролла. Площадки те же самые были, как на которых мы сейчас выступаем, но была рок-н-ролльная публика, а сейчас есть фанаты, а есть часть людей, которая нас связывает с каким-то прошлым, они женились там под нашу музыку, довольно взрослая публика, я раньше такую не встречал. Взрослые дядьки-тетьки, они пляшут, а молодежь — внимательно слушает песни, очень редко, что молодежь отрывается на концертах. И нам это непривычно. Ощущение, что исчезает рок-культура, она уходит в прошлое. Когда мы ездим на рок-фестивали большие, там драйв.

ММ: Вот я анализирую, почему так. В попсе, в текстах, смысла

мало, под нее только и плясать. Может быть, люди просто соскучились по каким-то текстам, хотят в песне услышать что-то мудрое?

ОС: Мне кажется, у нас сейчас время такое. Есть время революционное, а есть эволюционное. Во время революции идет выхлоп энергии, как вот взрыв Чернобыля. Я считаю, что культурная революция началась со взрыва Чернобыля, потом развалился Советский союз, и рок-н-ролл возник советский. А сейчас такое спокойное время, люди не знают, куда двигаться, куда приложить свои усилия. Но все равно мы раскачали публику, но чувствуется, что не так, как в прошлые приезды. Сейчас все как-то буржуазно, нас возят в хороших машинах, в залах хороший свет, а тогда мы были кучей замызганных студентов, и был такой драйв.

ММ: А, может быть, и вы поменялись?

ОС: Ну да, нам надо пересмотреть наши костюмы. Если раньше я в «спортивках» выступал, сейчас мы пошили костюмчики, у нас пиджачки, и, может быть, надо снова надеть «спортивки».

ММ: Вот нам Артем пишет: «Какое выступление больше всего запомнилось и чем»?

ОС: У нас тысячи были выступлений. Как правило, вспоминается последнее выступление. Позавчера вот в Омске мы играем-играем, отыграли программу, но ощущение такое, что рок мертв. И мы играем то, что люди слышат по радио. Потом мужик такой выбегает, вырывает у меня микрофон и кричит: «Я с женой поругался, ее зовут Оля, сыграйте песню «Оля»». Я играю эту песню и вижу результат после концерта — они помирились. Они сидели вместе, она прониклась, потом мы сфотографировались вместе. То есть, конкретное применение своего творчества увидел, на душе хорошо и отрадно. А еще чувак очень сильно возмущался, у него были дорогие билеты, он сидел за столиком, а выбежала молодежь и танцевала перед ним. Он их разгонял-разгонял, был скандал. Потом он выбегает, а он длинный еще такой, выбегает к сцене: «Мы же в Омске, тут группа «ГО», сыграйте «Попс». А это просто страшный панк такой, мы очень много лет не играли, нет слушателя. А тут такие «Давай!», и, вроде, люди солидные, в пиджачках стоят, с лысинами. И мы что-то там вспомнили, сыграли «Попс», качнули нереально, омичи прониклись.

ММ: А что такого интересного в Томск привезли?

ОС: Принимая во внимание, что мы никогда не были в вашем городе, мы представим ретроспективу, покажем ретро-панк, который мы играли когда-то, рок в стиле соцреализма, несколько песен будет на французском языке, ну и еще пара новых песен будет, которые еще не записаны, но звучат у нас в туре. Первый раз они прозвучали в Сибири, в двух городах, которых мы были.

ММ: Ну вот на французском, говорите, песни будут. Вот сейчас же многие поют на разные фронты — английский, французский, другие языки. Не хотите так?

ОС: Экспериментировали. Я сначала пару песен написал на русском и украинском языках. Я привозил клипы на двух языках на московский канал «МTV», когда он еще рокерским был, и они брали украинскую версию. Им это было интересней. И я перстал экспериментировать. И был еще отличный проект «Кинопробы», я исполнил две песни Виктора Цоя четырьмя языками. Применение тоже имеет только украинская версия, остальное не работает. Потому что пока для нас западный рынок закрыт по определенным обстоятельствам. Чтобы работать на западный рынок, надо петь на английском языке. У нас — на Украине и в России — петь на английском языке никакого смысла не имеет.

ММ: Вы уже 25 лет творите. Вот чем дальше, тем тяжелее? Или нет разницы?

ОС: Чем дальше, тем легче. Тяжело всегда не от того, что трудно работать, а из-за того, что ты нервничаешь, переживаешь, волнуешься, с кем-то ругаешься, у тебя что-то не получается. А со временем ты чувствуешь все подводные камни. Сложно не написать песню, записать ее, а сложно, когда у тебя муки творчества. Они были, но это неправильно. Не должен мучиться творец, он должен наслаждаться. Вот я сейчас наслаждаюсь работой. Вот мы написали песню, отаранжировали, сейчас представляем, у нас своя студия, мы любим в ней работать, я сам уже научился быть режиссером своих клипов, мы снимаем видео, сумасшедшее, как хотим, так и снимаем.

ММ: У нас еще вопрос есть: «Олег, какие подарки планируете увезти в память о Томске»?

ОС: У нас в Новосибирске есть старейший фанат, его зовут Дон Алехандро. Обычно он такой безликий обитатель нашей гостевой книги, форумов, а когда мы приезжали в Новосибирск, он дважды приобретал материальную форму. Совершенно симпатичный парень, он знает все про нас и знает, что у меня есть коллекция народных свистулек из глины и дерева. Я собираю те, на которых можно реально играть. Вот он мне подарил такую свистульку.

ММ: Эх, знала бы я! В Якутске есть замечательный инструмент кхамыс...

ОС: Да, у меня есть коллекция их, больше десятка. И когда я был в Омске, я купил себе этот инструмент, причем вьетнамский. У меня уже есть якутский, бурятский, гуцульский, австрийский, бразильский, индийский, а вот вьетнамского не было. Вообще это единственный инструмент, который есть во всех народах мира. Вот я в Омске купил. Еще купил кольцо хорошее, местного производства. А сегодня я не успеваю в сувенирную лавку, я завтра в нее попаду. Сегодня мы ехали, я видел, что кедровые шишки продавали, а то все были березки по пути, а тут кедры. Наконец-то началась настоящая Сибирь! Вот мы уже купили кедровые шишки.

ММ: Олег, я вам желаю хорошего концерта, хорошего тура, чтобы была та публика, которую вы хотите видеть и которая бы давала тот драйв, который необходим для творчества! Удачи вам и большое спасибо за содержательную беседу!

ОС: Спасибо!

  • Олег Скрипка

    Запись прямого эфира от 19.10.2011 г.

    Download:


Мужской вокальный квартет «ПРЕМЬЕР»

5 ноября 2014, 20:51

В эту пятницу в студии «Радио Сибирь» не только говорили, но и пели! Участники группы "Премьер" рассказали нашим ведущим, как побывали в армии, что случается с артистами на гастролях, а так же обсудили возможность своего появления на следующем "Евровидении".

Мужской вокальный квартет «ПРЕМЬЕР» - один из самых молодых и востребованных коллективов Омской филармонии. Он состоит из четырех человек, обладающих различными по своей природе голосами: два тенора (Александр Немчинов и Владимир Белоусов), баритон (Вячеслав Дюднев) и баритон-бас (Александр Курманов).

  • «ПРЕМЬЕР»

    Запись прямого эфира от 14.10.2011 г.

    Download:


Сибчарт 08/12

  • Camila Cabello
    Havana (feat. Young Thung
  • Post Malone feat. 21 Savage
    Rockstar
  • Элджей & Feduk
    Розовое вино
  • ZAYN
    Dusk Till Dawn ft. Sia
  • Sam Smith
    Too Good At Goodbyes
  • Pink
    What About Us
  • Maroon 5 feat. Sza
    What Lovers Do
  • Dua Lipa
    New Rules
  • Ed Sheeran
    Perfect
  • Ofenbach vs. Nick Waterhouse
    Katchi
  • Selena Gomez
    Wolves (ft. Marshmello)
  • Marshmello
    Silence Ft. Khalid
  • Imagine Dragons
    Whatever It Takes
  • Charlie Puth
    How Long
  • Axwell Λ Ingrosso
    More Than You Know
  • Rita Ora
    Anywhere
  • CNCO feat. Little Mix
    Reggaeton Lento
  • T-Fest
    Улети
  • Макс Барских
    Моя Любовь
  • J. Balvin, Willy William
    Mi Gente